Скандал вышел типично немецким, то есть громким, но без драки.

Для начала канцлеру поставили ультиматум – мол, или все будет по-баварски, или министр единолично примет закон о недопуске отдельных групп мигрантов в Германию. Но, увы, нашлись умные люди, читавшие Конституцию ФРГ.

Хорсту напомнили, что он не является субъектом законодательной власти. Обидно, но пришлось с этим жить. Затем от книжников поступила и вовсе крамольная информация, что МИД как бы подчинен главе правительства и обязан выполнять ее распоряжения. Обида стала невыносимой.

В этом же временнóм промежутке и прозвучало зеехоферовское «С ней невозможно работать». То есть подчиненный публично заявил, что не желает больше выполнять приказы начальства. Для увязшей в рутине Германии – это все равно, что раскат грома в 20 градусов.

Через день на всех каналах немецкого телевидения мюнхенец принялся старательно уточнять, что охоты свергнуть Меркель у него нет, и вообще сотрудничество с партией «черных» – основное, что есть у его доброго сердца и совести.

Превратить политическую дырочку в трещину мешало еще и то, что одна из сторон не принимала участия в пафосном размахивании крестами. Глава немецкого правительства игнорировала истерические крики CSU, и, как планировала изначально поехать договариваться в Европу о мультилатеральных решениях, – так и сделала.

План Зеехофера, чтобы быть кратким, состоял в том, чтобы не принимать в Германии беженцев, уже зарегистрированных в других странах.

Это очень мило: например, беременная женщина на восьмом месяце топает пешком назад в Элладу. Какой кайф! Или больные дети, нуждающиеся в срочной помощи, или так необходимые Германии врачи и другие специалисты…

Гуманность, как говорит добрый мадьяр Орбан, – это сердце Европы…

А дальше наступил звездный час Меркель. После ночных бдений в Евросовете действительно родились решения. Но дело даже не в них. И вот почему…

Суть соглашений, достигнутых в ЕС, в том, что ничего не достигнуто, – то же самое нам принесли переговоры Трампа с Северной Кореей, и того же мы ожидаем от встречи в Хельсинки.

Когда там еще центры для содержания беженцев построят… За чей счет… Где… Кто обеспечит качество пребывания? Всего этого мы не знаем.

Главный же вопрос – распределение уже находящихся в Европе соискателей статуса и реформа Дублинского соглашения – то ли не обсуждался, то ли не входил в круг интересов глав государств.

И вот с этими, стыдно сказать, «результатами» председатель ХДС возвращается в Германию… триумфатором, заставляя ведущих политиков CSU себя боготворить (что уж тут вспоминать об CDU).

Как это у нее выходит?

В газете Die Welt даже промелькнула статья «Политические похороны Меркель оказались преждевременными». Зная, как «любит» немецкая пресса писать о своем текущем правительстве положительно, это более чем изумительный факт, – факт прозрения.

После демонстрации единства ЕС, пусть даже и формального, Зеехофер оказался под давлением, которое он планировал для кого угодно, но не для себя.

Учитывая, что его собственная партия незамедлительно выразила восторг и подтвердила верность Меркель, у него не было возможности протестовать и говорить то же самое, что могу себе позволить я, – про никчемность и неконкретность решений Евросовета.

Следствием такой честности мог стать развал правительства, а CSU скорее сдаст своего Хорста, чем места в бундестаге.

Основные достижения Меркель никак не связаны с беженцами. Дело в том, что, в отличие от популистов, она прекрасно понимает, что вся эта история высосана из пальца, что нет никаких оснований выводить миграционный кризис с сотого места по приоритетам на первое, проще говоря – что никакого кризиса уже года два как нет.

Канцлер, однако, смогла наглядно продемонстрировать влияние Германии на Европу. Она очень не хотела этого делать. Она пыталась договориться с условными орбанами мирно, с позиции делового партнера. Но когда речь пошла о крахе коалиции внутри ФРГ, у нее нашлись аргументы для того, чтобы ночной протокол был подписан. Что за аргументы – догадаться не трудно. Одно дело, критиковать Западную Европу из теплых варшавских кабинетов, другое – оказаться перед угрозой выхода Германии из ЕС. Пусть даже и теоретического. Пусть даже и только намеком. Этого достаточно, чтобы ручки потянулись к бумажкам, а риторика с евроскептической сменилась на влюбленно-европейскую. Впрочем, не берусь утверждать, что дело именно в этом. Вдруг ошибаюсь?

Оказалось, что страны Евросоюза готовы пойти даже на какое-то подобие компромисса, чтобы не допустить краха большой коалиции, и что внутренние проблемы Германии их достаточно сильно волнуют.

Частично сыграла и карта Зеехофера. Страны Визаграда испугались колебаний позиции ФРГ: в ситуации, когда границы Баварии для азюлянтов закроются, последние вполне могут рассмотреть для своего места жительства Венгрию и Польшу с Чехией.

При первой же серьезной проверке настроений внутри Союза оказалось, что итальянские популисты – вполне прагматичные ребята, и поддержат Меркель в любых ее начинаниях, - кстати, они тут же проголосовали и за продление санкций против России. Я эту ситуацию уже предсказывал в статье «Рем победил Ромула»  и называл «Синдромом Трампа». А вы говорите, лиру они возродят…

Кстати, американский президент скоро едет в Европу, где будет нас ругать (частично справедливо) за плохое финансирование НАТО. Единство в таких условиях – совершенно необходимая вещь, чтобы представлять либеральные позиции.

После подобной демонстрации власти и политического успеха на международной арене баварскому скандалисту ничего не оставалось, кроме как провести последнюю часть спектакля для баварских избирателей.

В пятницу он объявил об отставке, которая состоится в понедельник. В воскресенье он был у Меркель, и «неожиданно» нашел прекрасный компромисс. Он вспомнил даже о коалиционном договоре и по сути подписал его снова.

Центры по содержанию беженцев – да. Закрытые? Нет. Оказалось, что и SPD в правительстве, а эта партия закрытых центров не хочет. Об этом наш герой явно запамятовал. Все эти «анкеры», однако, согласовали задолго до скандала. Точно так же в коалиционном договоре упоминается ускорение рассмотрения дел по признанию защитного статуса мигранта.

Другими словами, Зеехофер не добился ни-че-го. Ноль.

И я льщу себя надеждой, что изначально авторами этого спектакля были политологи CDU/CSU, потому что в обратном случае нам придется усомниться в способности «министра Родины» вести глобальную политику.

Теперь серьезно.

Вопрос о распределении беженцев можно снять реформой Дублинского соглашения. Оно предусматривает обязанность азюлянта селиться в первой стране ЕС, которую он посетил. Такой реформы не будет.

Нужны центры по содержанию мигрантов и перспективы для их существования на родине. Никакой конкретики по строительству и обслуживанию таких центров компромисс не предполагает.

Нужны билатеральные соглашения со странами ЕС по депортациям. Их нет. Пока что.

А теперь – бомба.
Зеехоферу поручено эти договоры заключить. То есть его попросили сделать то, ради чего он стал министром еще 5 месяцев назад. И чем упорно не занимался. Баварского льва сослали в бухгалтерию…

Все правильно – он ведь там числится. И давно пора бы вместо общественной деятельности увлечься и прямыми обязанностями, которые Томас Де Мизьер, кстати, исполнял намного лучше.

Но это уже совсем другая история…

Это также будет вам интересно:

Неукротимый Хорст (часть 3) обновлено: Июль 10, 2018 автором: Вадим Фельдман

Видео germania.one

Читайте нас в "Яндекс Новости"
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Мы не несем ответственность за содержание публикаций колумнистов. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.

Выскажи своё мнение

Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

  • неприятие беженцев в Баварии таково, что АФД на выборах в ландтаг может показать огромный успех(2 место). а правящие партии теряют поддержку. вот Хорст и решил приподнять рейтинг. но не удалось. чем помог АФД. а эти и центры построят и депотации осуществят и штурмрвые отряды организуют.

    09.07.2018 в 10:07
    Ответить
    • Огромный успех - это победа на выборах, которая выражается во вхождении в правительство. Все остальное называется поражением.

      09.07.2018 в 15:13
      Ответить
      • с нуля до 17-20% в Баварии по последним опросам за пару лет -это разве не успех? у фюрера скромнее было. так, что придут к власти, если Меркель не начнет жестко решать пролемы с мигрантами.

        09.07.2018 в 23:48
        Ответить
        • Во-первых, не с нуля, а с 4-5%. Во-вторых, не за пару лет, а за 5 лет. В-третьих, опросы - не выборы. Посмотрим после выборов. В-четвыртых, не 17-20%, а 14%. В пятых, вот когда придут к власти - тогда и поговорим. В-шестых, это ведь на пике кризиса беженцев - скоро начнется закономерный спад. В-седьмых, успех-успеху рознь. Если они эти голоса отобрали у социалистов, то это гарантия для CSU. Словом, пока что это успехом назвать трудно.

          11.07.2018 в 14:58
          Ответить
          • у правящей элиты Баварии паника. половина их избирателей ещё не определилась! 15-17% твердо поддерживают адг. подождём выборов!

            13.07.2018 в 09:38
        • Вероника, паника - это слово несколько обобщающее. Они на 99% останутся у власти - какая может быть паника?

          13.07.2018 в 17:02
          Ответить
  • Вот теперь видно, что стало прибывать меньше беженцев. У Вадима появилось больше времени, чтобы писать статьи.

    09.07.2018 в 17:13
    Ответить
  • Ответьте? Когда Хорст сказал что беременные женщины должны топать назад? Ну и конечно бегут сюда только врачи и специалисты. А никогда не задавались вопросом, кто виноват в смертях тысяч людей, которые отправляются в опасный путь в Европу? Не политики? Они открыли границы. И начался поток.

    09.07.2018 в 19:46
    Ответить
    • Обязанность пограничника отклонять въезд в Германию зарегистрированных в другой стране людей логически предполагает, что беременная женщина, зарегистрированная в Греции, потопает в нее. Разве не так? Или я пропустил тот момент, когда Зеехофер вещал о гуманитарных исключениях? Видите ли, если предположить, что они есть, то и вовсе смешно становится. Итак группа, которую обсуждал Хорст, равна почти 1% от общего количества мигрантов (потому что их просто не регистрируют в других странах), так еще и с исключениями:)

      09.07.2018 в 21:27
      Ответить
    • Кто виноват в смертях людей и беженцев, вопрос сложный. Однако он не отменяет нашей общечеловеческой обязанности навести порядок в деле помощи.

      09.07.2018 в 21:27
      Ответить
      • Вы Фельдман за своими обязанностями смотрите не нужно тут дешевого повидла ...кому и как помогать люди решат сами. Вы бы свои усилия лучше направили на помощь той категории людей которые приехали по той же программе что и вы.

        09.07.2018 в 23:27
        Ответить

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Реклама
Читать дальше