Фото: www.flickr.com

В наши дни слово «Германия» для разных людей имеет множество значений.

Массив HUNSRÜCK - это горное плато, расположенное между реками Мозель и Рейн, известно своими ветряными турбинами и своеобразным акцентом. Heimat ist da, wo man schwätzt wie mer (Родина - это там, где люди говорят, как мы), как говорят в этих местах. Немецкое слово Heimat может означать пейзаж, обычай, личность, дом, семью и привычку. Оно также ассоциируется с Hunsrück благодаря трехсерийному фильму «Heimat», который сняли в этом регионе. Эпическая история, рассказывающая о нескольких поколениях одной сельской семьи, начиная с межвоенной эпохи и до воссоединения Германии.

Растущие разногласия в Германии и рост крайне правых настроений, недавно сделали определение «Родина» одной из самых горячих тем обсуждения в политике страны. «У людей есть потребность в спокойствии и в Родине», – как недавно сказал Йенс Шпан, новый министр здравоохранения от ХДС, который, как утверждается, может, в свое время, стать преемником Ангелы Меркель.

Самым большим потрясением за последние годы стала крупномасштабная иммиграция. В Германии нет давней традиции ассимиляции людей из других культур. Итальянцы и турки, приехавшие в Западную Германию для компенсации нехватки рабочей силы во время послевоенного экономического бума, назывались гастарбайтерами, что подразумевало ограниченность их пребывания в стране и отсутствие малейших усилий для их интеграции. В своей речи в 1982 году Альфред Дреггер, один из руководителей ХДС, произнес знаменитую фразу: «Возвращение иностранцев на свою родину должно быть правилом, а не исключением». На протяжении десятилетий единственными истинно признанными иммигрантами были этнические немцы из Восточной Европы.

Эта старая, добрая Германия становится все более неоднородной. В 1990 году в футбольной сборной Германии звучали только немецкие имена (лишь одно польско-немецкое); а во время чемпионата Европы в 2016 году в сборной уже играли Боатенг, Эзил, Подольски, Сане и Гомес. В политике также значительно выросла доля депутатов с иностранными корнями. Dunja Hayali и Cherno Jobatey, самые известные в Германии участники утренних ток-шоу, имеют соответственно Иракское и Гамбийское происхождение. Множество иммигрантов были интегрированы из стран восточной и южной Европы. Германия все больше становится Einwanderungsland (страной иммигрантов).

Это происходило постепенно. Первый значительный контакт жителей городка Зиммерн, самого крупного населенно пункта в Хунсрюке, с иностранцами состоялся в 1950-х годах, когда американские военные обосновались на близлежащей авиабазе. Местные старики говорят, что это был первый раз, когда они увидели людей с другим цветом кожи. Затем в 60-х годах стали приезжать турецкие гастарбайтеры, а в 90-х появились русские немцы с Волги. Затем в местном аэропорту «Хан», после его трансформации из авиабазы в бюджетный хаб, появились многочисленные туристы со всей Европы.

За вечерней пахлавой и чаем в крошечной мечети Зиммерна, члены турецкой общины говорят, что предстоит еще много дел. «Все о вас судят по вашему имени: если вас зовут Мехмет, вы - турок, независимо от вашего паспорта», - говорит Мехмет Али Кайя, председатель правления мечети. Женщина в платке шутит, что она должна сменить свое имя на «Хильдегарда». Такие наблюдения, озвученные на совершенном немецком, указывают проблемы интеграции новичков в устоявшееся и монолитное немецкое общество.

За углом от мечети Зиммерна можно наблюдать более фундаментальную форму интеграции. Восемь вновь прибывших - три сирийца, два афганца, двое эритрейцев и пакистанец - берут уроки основ немецкого языка в кафе «Друзья». Это представители новейшей волны иммиграции в этот тихий уголок страны.

Решение Меркель открыть страну для огромного притока беженцев, которое, похоже, основывалось на смеси прагматизма (не было очевидных альтернатив) и идеализма (Меркель, которая сама является выходцем с востока Германии, позже объяснила: «Я выросла за стеной и никому не пожелаю повторить мой опыт»). «Мы справимся», - сказала она своим соотечественникам. Почти две трети из 1,2 миллиона, прибывших в 2015-16 годах, остались в Германии.

Согласно результатам опроса, проведенного Европейским агентством против расизма, Германия преуспела больше, чем большинство европейских стран, в интеграции мигрантов. Отмечается, что в немецких интеграционных программах принимают участие 51% беженцев, в то время как в Швеции - 34%, а в Греции всего лишь - 11%. Примеры такой Willkommensultur (культура гостеприимства) можно увидеть по всей Германии.

Огромную роль в процессе интеграции играют волонтеры. Местные жители знакомятся с новыми друзьями в кафе Зиммерна. Упор делается на изучении языка, «моста в будущее», к новой Родине, говорит Бернадетт Боос, преподающий там немецкий. Поразительно, что многие из волонтеров, сами являются бывшими иммигрантами, в том числе россиянами, поляками, испанцами или ливанцами.

В больших городах, в самом деле, картина совершенно другая. Молодые люди, многие из которых получили физические и психологические травмы в ходе боевых действий, составляют значительную часть беженцев, и они стремятся попасть в мегаполисы. В таких городах, как Берлин, рассмотрение заявок на убежище и апелляций могут занять годы. Тем, кто остался в подвешенном состоянии, делать нечего. Им запрещают работать, а расходы, компенсируемые государством, весьма ограничены. Таким образом, десятки тысяч разочарованных, бедных и иногда жестоких молодых людей предоставлены сами себе.

Иногда разочарование находит выход в насилии. В Нижней Саксонии, например, уровень преступности за два года вырос более чем на 10%, причем более 90% прироста приходится на иммигрантов. Недавняя волна атак беженцев с применением холодного оружия в Котбусе, вывела местных жителей на демонстрации на улицы города.

Ничто из этого не влияет на жизнь среднестатистического немца, но у каждого появилось чувство незащищенности. Стране, где еще помнят Гестапо и Штази, приходится привыкать к вооруженным полицейским на своих улицах. В 2015-16 годах количество выданных лицензий на стрелковое оружие увеличилось на 85%.

Большой вопрос заключается в том, возможна ли в принципе гражданская форма новой Германии – мультиидентификация Родины.

Мой Heimat - это Германия?

Многоликая Родина обновлено: Июнь 19, 2018 автором: Лера Леонова

Видео germania.one

Читайте нас в "Яндекс Новости"
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Мы не несем ответственность за содержание публикаций колумнистов. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.

Выскажи своё мнение

Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Реклама
Читать дальше