Новости Германии на русском языке. События и происшествия в Берлине и других городах Германии.

Рождество и для кошки праздник

За окном стояла настоящая, снежная зима с сугробами по пояс, заиндевевшими деревьями, курящимися трубами каминов, громко кричащей и весело катающейся на санках детворой, словом, почти как дома на Алтае. Закутанные прохожие озабоченно спешили в свои тёплые дома, поеживаясь от холода, и притоптывая на ходу ногами. Почти все топтуны несли большие свёртки, из них торчали подарки семье, некоторые несли под мышкой рождественского гуся или индейку. Родителей сразу можно было распознать по коробке с игрушечной железной дорогой, большой кукле с синими глазами и розовым бантом или детским лыжам с ботинками. 

В этом немецком городке с флером "Old Germany" и жила Эмма. Улицы сверкали предрождественскими праздничными украшениями из мишуры, гирлянд, протянутых поперек улицы лампионов, ярко раскрашенных фанерных дедов морозов и рождественских картинок. Перед ратушей установили ёлку с большой звездой на верхушке, вокруг раскинулся гудящий рождественский рынок, под музыку и детский визг крутились карусели.

Здесь Эмма жила последние 12 лет. Нет, она, конечно, не имела права жаловаться. Город дал небольшие однокомнатные апартаменты, есть кухонная ниша, одному пожилому человеку достаточно. Союз Добрых Самаритян помог обставить квартиру ещё приличной мебелью. В этом году декабрь выдался особенно холодным, а за отопление город платил точно размеренную сумму в месяц. Эмма озабоченно прикидывала, уложится ли она в выделенные деньги. Небольшая пенсия бывшей работницы фабрики пошива верхней одежды в Барнауле была жестко расписана по дням месяца. Да и на кошку Гертруду денег уходило немало. То прививка, то заболела, то витаминный курс, то кошачий корм. Эмма назвала кошку Гертрудой в память о матери. 

Со знакомыми тоже не больно везло. Только, вроде, сойдется с женщиной подходящего возраста и сходной судьбы, так новое знакомство то в дом престарелых попадёт, то в другой конец Германии к семейной дочери в собственный дом переедет.

Эмма родилась последним, шестым ребёнком в семье высланных в Сибирь поволжских немцев. В детстве Эмма попала под телегу, был сложный перелом ноги, который в трудное послевоенное время лечила деревенская бабка-знахарка. Эмма осталась хромой на всю жизнь, но на бабку ту не в обиде, делала, что могла, лучшего лекаря всё равно не было. Замуж она так не вышла, детей не завела. Как самая младшая и калека жила всю жизнь при матери, друг дружке всегда помогали. 

После смерти матери на Алтае Эмма поехала в Германию. Две старшие сестры уже жили там, но от Эммы далековато. В последнее время старушки всё на болезни и на ноги жалуются, да и на поездки друг к другу ни у кого денег нет. Перезваниваются, правда, часто. Самый старший брат уже умер, два других остались в России. Со знакомыми тоже не больно везло. Только, вроде, сойдется с женщиной подходящего возраста и сходной судьбы, так новое знакомство то в дом престарелых попадёт, то в другой конец Германии к семейной дочери в собственный дом переедет. Хуже всего, однако, когда на погост провожать приходится.  

Силы у Эммы ещё были, одной дома скучно, да и об экономии думать надо. Эмма ходила гулять по рождественским улицам, не забыв тщательно прикрутить вентили отопления. Пусть домовладелец ругается, что так в доме все трубы полопаются и перемёрзнут, у него деньжищ, небось, побольше, чем у неё. А Гертруда шерстистая, не даром она её специальными, усиленными смесями кормит, не замерзнет. 

На рынке было весело, играла музыка, крутились карусели, шастал праздный люд, пил глинтвейн, ел жареные сосиски с грибным соусом. Эмме тоже хотелось, но уж больно дорого у рыночников всё. Пожилая российская немка остановилась возле мясной палатки. Продавщица - закутанная в платки дородная, румяная, белокурая женщина лет 40 -расхваливала свой товар. А хвалиться было чем: почти прозрачное, слегка мёрзлое сало с прилипшей к корочке кусочками чеснока и крупной соли, нежнейшие окорочки, пастрома, копченая грудинка, тёртый с сушеным яблоком и луком белоснежный шмальц, дивно пахнущие чесноком, тмином, перцем и неизвестно ещё чем копченные, сырокопченые, вяленные, провешенные и ещё какие угодно колбасы, грубая ливерная колбаса с кусочками аппетитной требухи, жирная кровянка с матовыми кусочками хрящиков и сала, нарезанная пластами, свежайшая говядина и свинина. 

На рынке было весело, играла музыка, крутились карусели, шастал праздный люд, пил глинтвейн, ел жареные сосиски с грибным соусом. Эмме тоже хотелось, но уж больно дорого у рыночников всё.

Эмма стояла возле палатки и слушала покупателей, деловито обсуждавших с рыночной торговкой достоинства товара. Две немолодые женщины делились рецептами торта с маскарпоне, рассказывали, кто к кому идёт в гости, про мужа, который лежалую более трёх дней колбасу не ест, а у другой женщины муж, наоборот, только хорошо провешенные колбасы переносит. От таких разговоров и дивных запахов у Эммы закружилась голова и она отошла от палатки. Пожилая, скромно одетая женщина вспомнила рождество дома в детстве, когда в середине декабря отец резал кабанчика, и они всей семьёй: папа, дети и старая папина мать сидели за столом и ждали, пока мать внесёт в залу большую тарелку с колбасой и блюдо с жареным мясом. А она, тогда ещё на толстеньких, здоровых, бойких детских ногах по праву младшей бежит, держась за материн подол, и гордо кричит «Weihnachtsbraten gut geratenkomm das Kind in unsere Katen“.

Почти всплакнув от воспоминаний, Эмма решила устроить одной себе небольшой праздник. Она специально подошла под закрытие, думала, может, подешевле будет, но продавщица отказалось скинуть цену. Долго прицениваясь, на железную заначку Эмма купила конец ливерной колбасы, кусочек ветчины и немного шмальца, на лотке хлебопека взяла две свежие булочки, не вечно же  пакетиковым хлебом из ALDI питаться. 

В квартире было темно и холодно; Эмма сразу включила отопление, но единственное помещение долго не хотело прогреваться. Гертруда сидела с поджатым хвостом возле холодной батареи и жалобно мяукала. От замерзшего металла исходил один холод, так что сидела она там, наверное, по привычке. Эмма отругала себя, что оставила кошку в одиночку замерзать в квартире. А кошка, словно почувствовав Эммино виноватое настроение, замяукала ещё жалостливее, прямо по-человечески. Эмме даже нехорошо стало, так кошкины крики вдруг напомнили ей причитания матери, плакавшей по ночам от жизни тяжелой. Вспомнила и собственную, пусть не самую плохую, но и не самую хорошую жизнь. 

Пожилая, скромно одетая женщина вспомнила рождество дома в детстве, когда в середине декабря отец резал кабанчика, и они всей семьёй: папа, дети и старая папина мать сидели за столом и ждали, пока мать внесёт в залу большую тарелку с колбасой и блюдо с жареным мясом.

Гертруда, унюхав запах колбасы, стала тереться о ноги хозяйки, отдавая ей тепло своего тела. Эмме опять вспомнилась мать-покойница, как она зимними ночами в Сибири детей своим телом грела. Ей стало ещё более стыдно за своё поведение, показалось, что это она матери хороший кусок пожалела. Эмма достала «гостинцы», и, разговаривая с кошкой, как с человеком, стала нарезать купленные ей к празднику продукты. Гертруда жадно ела с руки необычное угощение. Пакетик был маленький и кончился быстро. Но Гертруда насытилась и, довольно замяукав, опять потёрлась о ноги хозяйки. 

Настроение у Эммы улучшилось, она вспомнила мать, ей подумалось, что мать с неба одобряет этот хороший, христианский поступок. Хорошее дело поделиться на праздники с ближним, пусть даже этот ближний простая кошка Гертруда. Эмме колбаса не досталась, но она съела булочки с маслом, показавшиеся ей очень вкусными. Потом она выпила чай, позвонила сёстрам, посмотрела старый альбом с фотографиями, попробовала вспомнить молитву, которую каждый вечер читала бабушка, но оказалось, что она основательно подзабыла слова, и легла спать.        

Рождество и для кошки праздник обновлено: Декабрь 17, 2016 автором: Олег Веневский
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Мы не несем ответственность за содержание публикаций колумнистов. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.

Выскажи своё мнение

  • Rimma Provst

    Такая же история как у меня.Я из Барнаула и инвалид-колясочница.

    18.12.2016 в 18:23
    Ответить

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Сегодня в выпуске

Читать дальше

Поделись с родными

Вашим близким тоже интересно, что происходит в Вашем городе, стране, в которой Вы живёте!
Расскажите родным и друзьям об этом сайте, они будут Вам благодарны!
Cообщить по e-mail
Поделиться адресом сайта:

Не показывать мне больше